Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Военная история

Сообщество 5562 участника
Заявка на добавление в друзья

Борьба американцев за мир

Политика властей США всегда вызывала и вызывает осуждение. Часто неприязнь переносится на саих американцев, хотя то во многом несправедливо.

Олигархическая власть США всегда стремилась подать свои войны как "освободительные" и "борьбу со злом", но на деле все было в прибылях и только в прибылях. Но именно это вызывало массовый народный протест в США.

К примеру открытая человеконенавистническая политика Гитлера в Германии и его войны не вызывали у немцев осуждения. за незначительными исключениями приветствовали и поддерживали это,даже тогда когда вермахт стал нести ощутимые потери

Но война в Вьетнаме прикрытая "борьбой за демократию" изначально вызывало осуждение американцев.

Еще до начала войны 6% американцев проголосовали за" кандидата мира" Линдона Джонсона, обещавшего что он не начнет войну, по тем временам это было самое значительное большинство.

Это показывало что американский народ не хочет войны ни под каким предлогом.

У американцев того времени было немало поводов для протеста. Началось все с серии политических убийств в США, в первую очередь – Джона Кеннеди, что привело многих молодых американцев к разочарованию в своей стране и поялению левых тенденций, что пугало власти США. 

Но далее началась война во Вьетнаме и тогда само собой возникло антивоенное движение, которое добавилось к довольно мощному и давнему процессу борьбы с ядерным оружием в США и пацифистскому движению борьбы за мир во всем мире

В 1968 антивоенные выступления охватили 50 стран капиталистического мира, в 1971 — 70 стран.

 

Власть и антивоенные организации

В США в 1960 годах в США возникли сотни антивоенных организаций, которые стали противодействовать агрессивной политике США
Антивоенные организации вскоре убедились в отсутствии у республиканской администрации реальных планов окончания войны и возобновили свою деятельность уже в июле 1969 г., когда в Вашингтоне не проходило ни одной недели без демонстраций, маршей, актов гражданского неповиновения. 

Но особенно активизировались антивоенные выступления осенью, в пору начала занятий в университетах.

Настроения студенчества и академических кругов отразились и в письме, направленном Р. Никсону 79 президентами частных университетов и колледжей, в котором они требовали от правительства установить твердые сроки вывода американских войск из Вьетнама.

Растущее недовольство сказалось и в конгрессе, возобновившем работу после летнего перерыва. С критикой политики правительства во Вьетнаме выступили сенаторы Э. Маски, Дж. Купер, Г. Нелсон, лидер демократического большинства в сенате М. Мэнсфилд.

Ричард Никсон обещал закончить войну в Вьетнаме, но под влиянием своих советников стал тормозить процесс завершения войны, полная эскалация конфликта пришлась на 1969 год

Заявив 19 сентября о решении начать поэтапный вывод наземных войск, Никсон, как он писал впоследствии, рассчитывал «успокоить общественное мнение внутри страны, наглядно продемонстрировав, что начинается сворачивание военных действий»
Но обещания президента уже не могли остановить волну критики. Сразу после его выступления С. Вэнс призвал к прекращению огня. С осуждением индокитайской политики администрации выступили как демократы, так и республиканцы — сенаторы Э. Кеннеди, Ю. Маккарти, Ч. Перси, М. Хэтфилд, Ф. Черч, Дж. Джавитс, К. Пелл. В палате представителей критические голоса были не такими громкими — из 455 конгрессменов лишь около 20 были противниками войны. В целом можно сказать, что осенью 1969 г. в конгрессе уже существовала антивоенная оппозиция. Менее чем за месяц, с 24 сентября по 15 октября, ее члены внесли 11 антивоенных предложений. 
И хотя ни одно из них не было принято, сам факт присоединения многих членов высшего законодательного органа США к антивоенному протесту был весьма симптоматичен. Никсон признавал, что в 1969 г. он еще располагал большинством голосов в конгрессе при голосовании вопросов, связанных с войной, но уже не был уверен, насколько оно прочно и как долго сохранится
Когда слова стали бесполезны-борцы за мир принялись за реальные дела

 

Эволюция антивоенного сопротивления

Антивоенные рейды всколыхнули пацифистское движение в США, пребывавшее в состоянии относительного покоя после речи Никсона 3 ноября 1969 года.

Вновь начались волнения в студенческих городках, вылившиеся в сожжение по всей стране тридцати зданий Службы подготовки офицеров запаса. 
В Университете Кента в штате Огайо национальные гвардейцы открыли огонь по толпе студентов, убив четырех и ранив десятерых из них. Еще двое погибли в штате Миссисипи. По всей стране в двадцати одном университете для подавления беспорядков приходилось прибегать к помощи Национальной гвардии.

8 мая 1970-го на демонстрацию в г. Вашингтоне вышли 100 000 человек. Создалась настолько серьезная угроза работе правительства, что пришлось вызывать регулярные войска. Им удалось погасить взрывоопасную ситуацию. 
24 июня сенат в страхе перед диссидентами отменил Тонкинскую резолюцию, которую сенатор Морз в 1964-м назвал «функциональным эквивалентом объявления войны».

Агенты ФБР выносят протестующего против войны во Вьетнаме и призыва в армию Роберта Уитингтона Итона, 25 лет, из жилого помещения в Филадельфии, где Итон приковал себя совместно с другими 13 молодыми мужчинами и женщинами.

Один из агентов отталкивает ещё одного участника группы, который пытался им мешать. По крайней мере, ещё шесть молодых людей были забраны вместе с Итоном.

После вторжения в Камбоджу пацифисты стали главным фактором, определявшим способы ведения (или неведения) войны не только Никсоном, но и Ханоем. 
Коммунистическая программа дич вач блестяще функционировала в Соединенных Штатах, куда теперь перенесся главный фронт борьбы. Вообще протест против войны в Вьетнаме разрастался с каждым годом.

17 апреля 1965 года. Марш протеста против войны во Вьетнаме, количество участников - 25 тысяч человек.

22 октября 1967 года. "Поход на Пентагон" - марш протеста против войны во Вьетнаме, через весь Вашингтон к Пентагону, количество участников - 50 тысяч человек.

15 января 1968 года. Демонстрация женщин, выступивших с требованием возвращения войск из Вьетнама, количество участниц - 5 тысяч человек.

15 октября 1969 года. Демонстрация против войны во Вьетнаме, количество участников - 200 тысяч человек.

15 ноября 1969 года. Демонстрация против войны во Вьетнаме, количество участников - 600 тысяч человек.


 

Чикаго. 1969 год.

1969 год стал знаковым для властей США, потому что уровень социальной напряженности был весьма велик: люди тыркались в поисках реализации своих прав на свободу слова, а подогревалось это все полномасштабной военной операцией во Вьетнаме, провозглашенной в народе «бессмысленной войной
Считается, что именно с группы «синоптиков» начались одни из самых крупнейших беспорядков в Чикаго за всю его историю.

События тех дней 1969 года получили название «День гнева». Только не стоит воспринимать «синоптиков» буквально, нет, это не метеорологи. Это политическое движение, которое для своего самоназвания воспользовалась песней Боба Дилана «Subterranean Homesick Blues», где есть строчка — «Вам не нужен синоптик, чтобы узнать, куда дует ветер».

Протестная группа «метеорологов» устроила демонстрацию в честь своих друзей и коллег, которые были арестованы годом ранее на Национальном съезде Демократической партии.

Тогда в 1968 году против 7 митингующих было выдвинуто обвинение в организации беспорядков и активном сопротивлении полиции.

История грозила повториться вновь, только уже с большим размахом, потому что вдоволь насытившись мирными митингами и собраниями 60-х бОРЦЫ-«метеорологи» поверили в поддержку местного населения, решив превратить Чикаго в место кровопролитной бойни. Главным лозунгом Чикагского погрома была фраза, которую выдвинул их лидер и идейный вдохновитель Джон Джейкобс — «Принесем войну в дом».

Мэр города, перестраховываясь, распорядился мобилизовать на круглосуточное патрулирование улиц двенадцать тысяч полицейских с подкреплением еще двенадцати тысяч национальных гвардейцев, вооруженных стрелковым оружием, базуками и огнеметами, получивших приказ в случае необходимости стрелять боевыми патронами

Тем самым протестующие старались оказать поддержку населению Вьетнама, которое сражалось против американского вмешательства во внутренние дела страны.
Организация радикального протеста началась задолго до назначенного дня. К 6 октября со всей страны съезжались сторонники «синоптиков», желавшие бортся

Началом «Дня гнева» стал взрыв мемориального памятника, посвященного офицерам, погибшим при разгоне известного бунта работяг на площади Хеймаркет в 1889 году. 8 октября около 800 протестующих собралось в Линкольн-парке в Чикаго, где им навстречу выдвинулось 2 000 экипированных полицейских. 

После первого стыка осталось не более 250 «снноптиков», но это было то самое боевое ядро, способное заставить занервничать то огромное количество правоохранителей, что присутствовало в тот запоминающийся день. С вершины пьедестала, где недавно стоял памятник погибшим в 1889 году полицейским, вещал Джон Джейкобс. Он координировал действия своих бойцов, давал указания и напутствовал единомышленников мотивирующими речами.

«Возможно, сегодня мы потеряем много людей… И, судя по всему, мы не одержим сегодня победу… Но тот факт, что мы вышли биться с полицией, уже является нашей политической победой».
Джон Джейкобс, лидер «синоптиков».

В 22:25 Джейкобс подал тайный сигнал, согласно которому протестующие «синоптики» должны вывалить весь свой гнев уже не просто на полицию, а на близлежащие улицы, повергнув Чикаго в хаос.

Но не долго полиция оказывалась в недоумении и растерянности. В первые же минуты неожиданного поворота событий состоялся арест непосредственного руководителя протестующих — Джона Джейкобса. 

Оставалось дело за малым, разбить на малые группы «синоптиков» и подавить их бунт. Именно подавить, потому что полиция не церемонилась. Жесткий метод пресечения беспорядков привел к серьезным последствиям — 6 застреленных демонстрантов, 28 раненых полицейских, 68 арестованных.


В течение 30 минут все прекратилось. Это был не «День гнева», это были «Полчаса гнева». В последующие дни все попытки контратак со стороны митингующих разбивались в пух и прах, а затем, с приходом в город армейских подразделений, бунт пошел на убыль. К 11 октября все закончилось.

Происшествие не оставило равнодушным никого из сограждан. Естественно, кто-то из антимилатаристов поддерживал ребят, большую симпатию поступку «синоптиков» выразили приверженцы левых взглядов, но вот большая часть населения осуждало молодых людей.

Особенно недовольны были чикагцы, не ожидавшие, что их город может превратиться в поле боя, а улицы покроются баррикадами, черным шинным дымом и едким запахом слезоточивого газа. Городу был нанесен серьезнейший урон по меркам того времени — почти 200 000 $. Погромы удались.

Выбор у руководителей «синоптиков» был не велик: заканчивать свою деятельность или уходить в подполье. Джон Джейкобс, вышедший в скором времени на свободу, выбрал для движения «синоптиков» подпольную деятельность террористической организации, целью которой являлось свержение действующего фашистского (по их мнению) режима.

Серия терактов прокатилась по стране, ФБР во всю прыть ринулась на поиски не на шутку разбушевавшихся «синоптиков», но так и не смогла добраться до руководителей, изредка получая в руки мелкую «рыбешку». 

Но в 1996 году организация понесла серьезную утрату. Ее бессменный лидер, Джон Джейкобс, скончался, не оставив после себя, как говорится, наследника. С тех пор «синоптики» заметно сбавили свою активность, дойдя до состояния распада.


Кент. 1970 год

4 мая 1970 года студенты Кентского университета устроили акцию протеста против начавшегося за несколько дней до этого вторжения американских и южновьетнамских войск в Камбоджу.

Власти объявили об отмене митинга. В университет прибыло подразделение Национальной гвардии Огайо, имевшее приказ разогнать демонстрантов. По неизвестным причинам гвардейцы открыли огонь по толпе, в результате чего погибло 4 и было ранено 9 студентов.

Сожженное здание ROTC университета Кент

Джип с Начальником Полиции

Солдаты отделение которых открыло огонь первыми, стреляли боевыми патронами по безоружным людям

Солдаты, получившие приказ к движению после начала несанкционированной стрельбы, двигаются в сторону студентов

Студенты, которые начинают разбегаться, после попадания газовой гранаты в толпу

Студенты отступают

Протестующие оказывают помощь раненому товарищу

 

Погибшими были--Джеффри Гленн Миллер — убит мгновенно, Аллисон Краузе — получила смертельное ранение, Уильям Нокс Шрёдер — не участвовал в демонстрации, получил смертельное ранение, когда проходил мимо и Сандра Ли Шойер — не участвовала в демонстрации, получила смертельное ранение, когда проходила мимо

Студент-старшекурсник факультета фотожурналистики Джон Фило сделал фотографию убитого студента Джефри Миллера и склонившейся над ним четырнадцатилетней Мэри Эн Веккио. В следующем году он стал обладателем Пулицеровской премии за этот снимок. Джон Фило о событиях того дня (из интервью CNN, 4 мая 2000 года):

«Я думал, что они используют холостые патроны. Когда я поднял камеру, то заметил, что один солдат целится прямо в меня. Я сказал сам себе: «Я сфотографирую это», и тут раздался выстрел. В ту же секунду облачко пыли отделилось от статуи рядом со мной, а пуля отскочила от нее и застряла в дереве.

Я даже выпустил камеру, когда понял, что патроны настоящие. Я не знаю, откуда на меня нашла эта смесь наивности и тупости, но я не стал прятаться. На склоне холма никого рядом со мной не было.

Я ощупал себя, потом повернулся налево и увидел тело Джефри Миллера и лужу крови, вытекающую из-под него: как будто кто-то опрокинул целое ведро крови. Я испугался и побежал вниз, но остановился. «Куда ты бежишь?» — спросил я себя, — «Ты должен быть здесь».
И я стал фотографировать. Я фотографировал лежащее на улице тело Джефри Миллера и людей, выходящих из своих укрытий, есть фотография Мэри Веккио, когда она еще только появилась там. Пленка уже кончалась. Я видел, как Мэри буквально переполнялась эмоциями. Она начала плакать.

А в тот самый момент она что-то воскликнула. Точно не помню … что-то вроде «О, боже мой».

Четырнадцатилетняя Мэри Энн Веккио кричит над телом 20-летнего студента Кентского государственного университета Джеффри Миллера, после того как он был застрелен Национальной гвардией Огайо

Миллер как и все погибшие был безоружен, причем двое погибших просто проходили мимо, солдаты стреляли без разбора


Вскоре после трагедии 1970 г. в Кентском университете (штат Огайо) учительница местной школы стала настаивать на том, что эти четверо заслуживали(!) того, чтобы быть убитыми.

Она утверждала это, отлично зная, что, по крайней мере, двое из них вовсе не участвовали в демонстрации, а просто мирно прогуливались по университетскому городку, когда началась стрельба.

Вырезка из газеты. Заголовок гласит "Четверо "Бомжей" убиты в Кенте", власти солгали назвав убитых "бомжами"

 

Трагедия вызвала волну протестов в университетах по всей территории США и привлекла огромное общественное внимание. В начавшейся общенациональной студенческой забастовке участвовали 4 миллиона студентов. Комиссия, расследовавшая произошедшее, заключила, что применение гвардейцами оружия было неоправданным. Однако никто из гвардейцев не понёс какого-либо наказания, а причина открытия огня остаётся невыясненной до сих пор.

В те дни силой, а главное, посулами справедливо расследовать убийство в Кенте властям удалось сбить волну протеста. Как прошло обещанное "расследование", видно из обращения Краузе. Власть предержащие выиграли время, притупив боль. Но те, на ком лежат карательные функции, не теряли ни одного дня. 

\Сразу после кровопролития в Кенте начальник контрразведки армии США полковник Д. Дауни получил приказ обобщить опыт подавления беспорядков в США в прошлом и попытаться дать рекомендации, как справляться с ними в будущем.

Под его руководством в 1970 году был подготовлен обширный документ "Угроза гражданских беспорядков в 1971-1975 гг.". 
Медленно раскручивался маховик судебной машины США, а в контрразведке работали оперативно. Разумеется, при посильной помощи ФБР, предоставившего необходимые данные.
Вызванный в 1974 году в сенатский подкомитет Эрвина полковник Дауни четко и ясно объяснил, что армия отнюдь не собирается нести ответственность за кровопролития типа случившегося в Кенте. Он сказал:
"Вооруженные силы должны быть надежны, дисциплинированны и лояльны. На острие штыка нет демократии. Солдат-гражданин волен иметь свои политические убеждения, но вооруженные силы в своей совокупности должны быть политически нейтральны"
Вердикт суда, оправдавший через год убийц, подтвердил, что то была не личная доктрина начальника армейской контрразведки, а обыденная мудрость правящих кругов США.

Четко вырисовался зловещий принцип, которым оправдывали свои злодеяния офицеры и солдаты гитлеровского вермахта, - приказ есть приказ!

 

Остин

На фоне трагедии в Кентском университете остались почти незамеченными события в Джексоновском университете (штат Миссисипи), где 15 мая в похожем инциденте от огня полиции погибли два человека и 12 были ранены.

После расстрелов в Кенте и Джексоновском университете по Америке прокатились молодёжные Марши протеста и походы на Белый дом.
Техасские студенты, чтобы выразить свой протест, решили совершить гигантский марш в центр Остина — на сей раз предполагалось участие 20 тысяч человек.

Городской совет Остина, опасаясь беспорядков, отказал организаторам марша в разрешении на его проведение. Находясь в состоянии фрустрации и гнева, студенты решили все равно провести манифестацию, а их лидеры выбрали следующий вариант: ограничить движение колонн тротуарами, что формально не требовало разрешений у городских властей.

Распространились слухи, что со всего штата в Остин съедутся сотни вооруженных пьяниц и хулиганов, чтобы ввязаться в стычки со студентами.

Филипп Гиббс и Джеймс Грин, выступали против расовой сегрегации и войны, во время митинга были безоружены

Изобиловали и другие слухи: будто бы в город вызваны воинские части, расквартированные на территории штата, а также местная полиция — знаменитые «техасские рейнджеры» (знаменитые, в частности, отсутствием дружеских чувств по отношению к студентам) и им дан приказ жестко, не останавливаясь перед применением оружия, выступать против любого нарушителя закона, даже если он случайно оступился или упал с тротуара на проезжую часть.

Как потом выяснилось, все эти слухи оказались почти целиком ложными, однако важно, что им поверили самые широкие слои населения.

Поскольку вероятность удержать двадцатитысячную толпу строго в пределах тротуаров представлялась весьма эфемерной, было очевидно, что ситуация чревата вспышками насилия. Носом чуя возбуждающую сенсацию, корреспонденты ведущих телекомпаний высадили свой десант в Остине.

Однако в самый последний момент взрывоопасная обстановка была разряжена.

Группе университетских психологов, а также профессорам и студентам юридического факультета в последний момент удалось убедить федерального судью выпустить временное распоряжение, запрещающее городским властям использовать какое-либо силовое противодействие демонстрантам.

Более того, вскоре стало известно, что служебная записка нескольких полицейских чинов, выступивших за разрешение манифестации, стала важным фактором, определившим решение судьи.

Главным результатом планировавшегося мероприятия — особенно благодаря той роли, которую сыграла полиция, — стало не только полное отсутствие какого бы то ни было насилия, но и поразительный прилив доброй воли и солидарности между весьма различными элементами городской общины. 

Двадцать тысяч студентов дружно вышли на улицы города, но их шествие протекало мирно: некоторые из них предлагали прохладительные напитки полицейским офицерам, которые в свою очередь предусмотрительно перекрыли движение автотранспорта по улицам, где двигались колонны манифестантов; студенты и полицейские обменивались дружескими приветствиями, тепло пожимали друг другу руки и так далее и тому подобное.

Самое же интересное заключалось в том, что общенациональные телекомпании полностью проигнорировали этот обнадеживающий поворот событий! Дополнительное расстройство принесло объяснение, данное Филлипом Манном и Айрой Искоу:

«Так как не было насилия, группы репортеров покинули город, и, таким образом, событие не получило общенационального освещения.»

В августе того же года во время разгона марша против Вьетнамской войны в Лос-Анджелесе были убиты четыре человека.
«Я сидела на лужайке прямо перед сценой и отдыхала после долгого мирного шествия, когда из ниоткуда над головой появился вертолет и начал сбрасывать канистры со слезоточивым газом на демонстрантов.

Мы пытались обеспечить безопасность, но успели вдохнуть слезоточивый газ и были ослеплены им. Люди бросились к ближайшим домам, чтобы промыть лица из садовых шлангов. Наши глаза горели и разрывались, мы задыхались, пытаясь вохнуть воздух», — вспоминает один из организаторов митинга, Розалинда Монтес Паласиос

Митинг в Сан-Диего

 

 

Вьетнамский мораторий

Особое место в истории антивоенного движения занимает осенняя 1969 г. кампания протеста: она была одним из кульминационных моментов движения.

Подготовка велась под руководством новой организации — Комитета вьетнамского моратория (КВМ), созданного но инициативе конгрессмена А. Лоуэнстейна (демократ от штата Нью-Йорк) при поддержке многих влиятельных деятелей демократической партии в начале 1969 г. 
Комитет опирался на сеть активистов, сложившуюся в период предвыборной кампании Ю. Маккарти, и располагал значительной финансовой поддержкой влиятельных либеральных кругов. 

Первоначально цель КВМ состояла в проведении общенациональной антивоенной студенческой забастовки, но затем было решено привлечь к движению возможно более широкие круги населения и заменить термин «забастовка», как слишком радикальный, выражением «мораторий», понимая под ним отказ от обычной деятельности («no business as usual») в дни протеста, которые предполагалось проводить ежемесячно начиная с октября 1969 г., каждый раз увеличивая продолжительность выступлений (в октябре предполагалось провести однодневный «мораторий», в ноябре — двухдневный, в декабре — трехдневный и т. д. до тех пор, пока президент не положит конец войне).

Усилия КВМ были поддержаны остальными антивоенными организациями и коалициями. В подготовке «моратория» участвовали созданный в качестве преемника Национального мобилизационного комитета Новый мобилизационный комитет (НМК) за прекращение войны во Вьетнаме, Студенческий мобилизационный комитет за прекращение войны во Вьетнаме и многочисленные независимые антивоенные группы, большинство негритянских организаций — от Южной конференции христианского руководства до Конгресса расового равенства и Национальной городской лиги. Большое значение имело участие в «моратории» многих профсоюзов, как входящих в АФТ—КПП, так и независимых.

В ходе подготовки «моратория» удалось преодолеть разногласия в антивоенном движении, которое выступило единым фронтом. В этом была большая заслуга НМК.

В рядах антивоенных сил постепенно складывалось ядро опытных руководителей. Некоторые из них, в первую очередь коммунисты, ясно видели, какую роль могла бы сыграть широкая антивоенная коалиция в создании фронта демократических сил.

В поддержку «моратория» наряду с лидерами антивоенного, негритянского, студенческого движений выступили многие видные политические и общественные деятели — 17 сенаторов и 47 членов палаты представителей, в том числе У. Фулбрайт, Дж. Макговерн, Ю. Маккарти, ф. Черч, Дж. Купер, М. Хэтфилд, Э. Кеннеди, губернаторы штатов Мэн, Массачусетс, Род-Айленд, мэры многих больших и малых городов, включая мэра Нью-Йорка. 

Их поддержка повлияла на настроение тех американцев, которые были против войны, но сначала не принимали активного участия в антивоенном движении.

Сенатор Юджин Маккарти

Эдвард Кеннеди

Джордж Макговерн

Все эти и многие друие люди стали вовлекать в антивоенную борьбу представителей власти, а те уже их избирателей которые раньше не участвовали в антивоенном движении

В день «моратория», 15 октября 1969 г., состоялись грандиозные демонстрации во многих городах.

В Бостоне прошла 100-тысячная манифестация, в Нью-Йорке в различных акциях протеста против войны участвовало более 250 тыс. человек, в Вашингтоне — более 45 тыс
Никсон оценивал впоследствии число прибывших в Вашингтон антивоенных демонстрантов в четверть миллиона29. В отличие от предыдущих кампаний в этот день антивоенные выступления состоялись не только в крупных городах и университетских центрах, они охватили и провинциальную Америку. 

В школах, колледжах, церквах, на улицах и площадях небольших городков собирались простые американцы, чтобы заявить о своем стремлении к миру, к прекращению войны. Привлекли к себе внимание выступления военнослужащих, государственных чиновников, бизнесменов. 
Общее число американцев, которые в этот день приняли непосредственное участие в различных манифестациях и митингах, приблизилось к 2 млн.

Хотя Никсон и в 1969 г., и в последующие годы неоднократно утверждал, что «ни при каких условиях уличные демонстрации не повлияют на политику»30, проводимую администрацией, тем не менее его политические маневры свидетельствовали о том, что администрации приходилось считаться с массовым антивоенным движением.

За неделю до октябрьского «моратория» было объявлено, что 3 ноября президент выступит с важным обращением к народу, получившим название речи о «молчаливом большинстве».

Это обращение было явно рассчитано на подрыв антивоенного протеста, как и выступления в начале ноября в сенате и палате представителей.
Ноябрьский «мораторий» по массовости и психологическому воздействию на страну не уступал событиям 15 октября. КВМ наметил проведение очередных выступлений на 13 и 14 ноября. НМК объявил об антивоенной демонстрации в Вашингтоне и Сан-Франциско 15 ноября. 
Несмотря на расхождения в оценке вьетнамской агрессии, антивоенного движения, задач и методов борьбы, несмотря на то что ряд видных либеральных политиков отказались поддержать деятельность НМК как слишком, по их мнению, радикальную, руководители двух антивоенных коалиций на данном этапе вновь сумели договориться о единстве действий. 

Ноябрьские антивоенные демонстрации продолжались в течение трех дней и стали одной из самых крупных и ярких политических демонстрации в истории Соединенных Штатов. Они начались с «мессы мира», организованной религиозными пацифистами у стен Пентагона. 
Ее служили одновременно 150 священников различных вероисповеданий. Поздно вечером в тот же день начался «Поход против смерти». От Арлингтонского кладбища под траурную дробь обтянутых черным крепом барабанов бесконечная вереница людей с зажженными свечами в руках направилась к Белому дому, а оттуда к Капитолию. Траурное шествие началось в 6 часов вечера в четверг и длилось непрерывно до субботнего утра — более 38 часов.

Утром 15 ноября, после траурной службы в память о погибших во Вьетнаме американских солдатах, началась демонстрация.

Ее возглавили доктор Б. Спок, К. Кинг, один из лидеров движения, священник У. Коффин, сенаторы Дж. Макговерп, Ю. Маккарти и Ч. Гуделл. За ними па 17 человек в ряд бесконечной лентой шли демонстранты, съехавшиеся со всех концов страны. Число участников этого марша, по одним оценкам, превысило 400 тыс., по другим — приближалось к 800 тыс.

Еще 350 тыс. американцев, требовавших прекращения войны, собрались на другом конце страны — в Сан-Франциско.

Ричард Никсон и Генри Киссенджер.

Киссинджер позже признавал что антивоенные протесты разрушали систему власти в США


B конгрессе одно за другим вносились антивоенные предложения. 30 июня 1970 г. сенат одобрил поправку Ф. Черча и Дж. Купера, которая запрещала оказание военной помощи Камбодже и ведение на ее территории военных действий, тем самым «впервые ограничив действия президента в военное время» 43. Волна протеста захватила и государственных служащих всех уровней и даже ведущих членов администрации. 
«Распадалась сама ткань правительства,—свидетельствовал Г. Киссинджер.— Исполнительная власть оказалась расколота, как и вся страна» 
Стало известно, что М. Лейрд и Р. Роджерс были против акции в Камбодже. Министр внутренних дел У. Хикел выступил с ее публичной критикой. Г. Киссинджер признавал, что, хотя Р. Никсон и

«изображал полное безразличие... паническое решение вывести войска из Камбоджи было конкретным результатом общественного давления»

 

Борьба профсоюзов за мир

Начало 70-х годов отмечено активным включением в антивоенную борьбу рабочего класса.

Проявлением этого процесса стали попытки профсоюзных организаций разных уровней наладить прямые связи со студентами и преподавателями «для борьбы против войны и других социальных зол американского общества» 56. Летом 1970 г. 13 крупных профсоюзов создали Национальный профсоюзный комитет за прекращение войны во Вьетнаме. 

Его возглавил председатель профсоюза рабочих химической промышленности Т. Бойл, вице-председатель профсоюза рабочих швейной и консервной промышленности Ч. Хойс и секретарь-казначей профсоюза рабочих автомобильной и аэрокосмической промышленности Э. Мэйзи. 
На протяжении 1970—1972 гг. комитет провел значительную работу по вовлечению членов профсоюзов в антивоенное движение.

В Чикаго состоялась конференция рядовых членов профсоюзов, которая стала событием для развития рабочего движения и борьбы за мир. Более 900 делегатов от 50 профсоюзов из 25 штатов представляли организованных рабочих ОПД, АФТ—КПП и независимых профсоюзов.

Была единодушно принята декларация «За мир, против репрессий», в которой говорилось о пагубном влиянии войны на американскую экономику и содержался призыв к «немедленному прекращению войны, безотлагательному возобновлению мирных переговоров и выводу всех войск».

Серьезный резонанс вызвала конференция «Профсоюзы за мир», состоявшаяся летом 1972 г. в Сент-Луисе.

Тысяча делегатов от 5 независимых и 14 входящих в АФТ—КПП профсоюзов представляла около 6 млн. человек. Среди ее инициаторов были такие видные профлидеры, как Г. Бриджес, С. Чавес, Л. Вудкок, Дж. Уэрф. Оценки американской внешней политики, требования, выдвинутые участниками конференции, свидетельствовали не только о продолжавшемся росте антивоенных настроений, но и об их радикализации.

Рассматриваемый период, по признанию Р. Никсона, был,

«пожалуй, самым тревожным временем в истории вооруженных сил» США".

Усилился протест против призыва в вооруженные силы. Отмена отсрочек студентам, лотерейная система и некоторое снижение нормы призыва, введенные в 1969 г. с целью сбить волну антипризывного движения, вбить клин между студентами и рабочими, не достигли своей цели. 
В 1970-е годы под давлением снизу в конгресс были внесены предложения об отмене призыва в законодательном порядке. Призывники отказывались присягать на верность Соединенным Штатам. «ЮС ньюс энд Уорлд рипорт» писал, что такие люди

«часто становятся энергичными антивоенными, антимилитаристскими агитаторами»

Серьезное беспокойство властей вызывал и массовый протест студентов против системы подготовки офицеров резерва при высших учебных заведениях, а также против всех форм связей университетов с военно-промышленным комплексом.

 

Антивоенные выступления в армии

Особенно напуганы были власти развитием беспрецедентного антивоенного солдатского движения, в котором активно участвовали выходцы из рабочих семей.

Оно стало важным фактором подрыва шовинистических настроений среди части рабочего класса.
В конце 60-х — начале 70-х годов антивоенные настроения в армии получили организационное оформление. Среди антивоенных организаций в армии существовало несколько действовавших весьма энергично. 

Более 10 тыс. членов насчитывал Союз американских военнослужащих, имевший отделения на различных военных базах США. На ряде военных баз действовали отделения организаций «Солдаты за мир», «Объединение солдат против войны во Вьетнаме», «Движение за демократическую армию».

Рос протест против войны в частях, находившихся во Вьетнаме. Все больше солдат
«испытывали разочарование в войне, с которой познакомились сами,—говорилось в солдатском письме, опубликованном в подпольной газете «Джи-Ай пресс сервис».—... Наш патриотический долг состоит в том, чтобы наши сограждане в Америке узнали, что прави-гельство использует нас для продолжения несправедливой и агрессивной войны» 

Появление солдатских организаций, выдвигавших не только антивоенные, но и широкие демократические требования, участившиеся случаи неповиновения приказам, нежелание участвовать в подавлении гражданских «бунтов», упадок дисциплины, дезертирство - все это свидетельствовало о начавшейся политизации американской армии.


1970. Антивоенная демонстрация ветеранов Вьетнама

Ветераны-инвалиды против войны

И давление со стороны антивоенного антипризывного движения, и появление антивоенной оппозиции в рядах самой армии заставили правящие круги отказаться от военного призыва и вернуться к традиционному для США способу формирования вооруженных сил —набору добровольцев.

По сути дела, это означало попытку господствующего класса создать постоянную армию из профессионалов-наемников, способную лучше выполнять задачи, возложенные на нее правящими кругами, и менее подверженную влиянию демократической, антиимпериалистической идеологии60.

Массовый, многообразный по формам выражения протест против агрессии во Вьетнаме содействовал развитию очень важных социально-психологических сдвигов в стране: отходу от конформизма, политизации широких кругов так называемых «средних американцев», вовлечению их в антивоенное и общедемократическое движение

В апреле 1972 г. требование о выводе войск из Вьетнама поддержали уже 73% американцев.

Причем среди них были представители буквально всех классов и социaльных групп — люди с различным уровнем образования и доходов, оби-татели многомиллионных городов и сельские жители, протестанты и ка-толики, молодежь и представители старшего поколения, белые и цветные, мужчины и женщины.

Во всех группах не менее 68% высказались за вывод американских войск из Вьетнам

 

Борцы за мир использовали и иные методы. Те которые воздействовали на власти США.
К примеру, в 1960-е годы группа левых интеллектуалов-пацифистов The Weather Underground, протестовавших против войны во Вьетнаме, пыталась получить доступ к химическому и биологическому оружию, хранящемуся в арсеналах США. 
Полученное оружие предполагалось использовать для шантажа государственных структур. Группа была разгромлена агентами ФБР\FBI.

Деятельность пацифистов стала одной из причин, почему в 1969 году США в одностороннем порядке приняли решение прекратить разработку и производство биологического оружия. 

Президент Ричард Никсон\Richard Nixon счел, что его производство и хранение слишком опасно.
Впрочем эти протесты наталкивались на нелюбовь многих американцев к левым идеям

Проведенный в это время службой Gallup, опрос показал, что половина американцев не поддерживали антивоенные демонстрации, которые тогда достигли пика своей массовости. Причиной был подчеркнутый антиамериканизм борцов за мир и их симпатии к коммунистам. 
Аналогичные проблемы имеет и современное антивоенное движение, выступающее против войны в Ираке. На организованных им манифестациях, лозунги о немедленном выводе войск из Ирака сопровождают и призывы к поддержке "Хамаса", уничтожению Всемирного Банка\World Bank, борьбе с мировым империализмом, защите прав нелегальных иммигрантов и пр.
Фактически население США раскололось на два лагеря--левых борцов за мир и правых милитаристов, стронникков гегемонии США в мире.


Действия ФБР

Американское государство ответило на все это целой серией тайных программ ЦРУ, ФБР, АНБ и других спецслужб. Директор ФБР Э.Гувер оказался большим спецом в деле борьбы с антивоенным сопротивлением.

Эдгар Гувер, шеф ФБР

В своей инструкции для исполнительной и судебной власти США в 1966 г. он сообщил: 
"Американские студенты вовлечены в настоящее время... в опасный заговор. Во многих кампусах молодой человек охвачен непокорностью, которая находит выражение в выступлениях против существующей в стране экономической, политической и общественной системы" 

Три года спустя Гувер высказался о молодежи еще более красочно:

"Это фанатики, революционеры-анархисты, известные поджогами, актами вандализма, взрывами и разрушениями по всей стране"

 Это при том, что противники войны были принципиальными противниками насилия, а самая "страшная" террористическая левацкая группировка в США - "Уээермены" не убила ни одного человека (и даже наоборот: три "уззермена" по дурости подорвались в марте 1970 г. при снаряжении бомбы). 

Пошли потоком статьи в газетах: 
"Молодежь представляет угрозу для внутренней безопасности", "Молодежь - это социальный динамит", "Молодежь вводит людей в шок" (последний заголовок особенно хорош: а молодежь - это, стало быть, не люди?).
"Многие уверены, что студенческие движения протеста в разных частях мира, а первую очередь в США и Западной Европе - результат организованного заговора", -объясняла читателям лондонская "Тайме" 

Заголосили ведущие политики.

Начались массовые аресты (по данным ФБР, в 1968/69 учебном гаду по политическим мотивам было арестовано 4 тысячи одних только студентов, в 1989/70 году - 7,5 тысяч, а только в конце апреля - начале мая 1971 в Вашингтоне - 13 тысяч)

Начались массовые отчисления из вузов и увольнения проявивших солидарность со студентами преподавателей.

Арестованную молодежь (особенно в глубинке и не состоянию в организациях) пачками отправляли в тюрьмы и Йсихбольницы за один только "внешний вид" и "антиобщественную ориентацию" (слушали рок, не носили лифчики, спрашивали в библиотеке книги Маркса и т.п.). 
В США, где в 60-е совершеннолетними считались лишь достигшие 21 года, бесправная молодежь 15 -19 лет стала излюбленным "подопытным кроликом" для психиатров-садистов в тюрьмах и больницах, испытывавших на своих жертвах наркотики, электрошок, нейролептики, лоботомию, выжигание определенных участков мозга и прочие методы "модификации поведения". 

Число жертв потянуло на десятки тысяч, не меньше 20 тысяч, а возможно, что втрое больше .

К арестованным стали активно применять существующую в США удивительную практику "осуждения на неопределенный срок" (т.е. от 1 года до пожизненного - на усмотрение тюремной администрации). Некоторые сидят до сих пор за то, что в возрасте 16 лет написали на классной доске в школе: "Долой классы сегодня - долой правящие классы завтра!" 

Известных политических активистов судили по сфальсифицированным приговорам (дело "Соледадских братьев", АДэвис, лидеров Движения американских индейцев, лидеров "Черных пантер", "Даусонской пятерки", Б.Чавеса, Д.Меррита, Р.Брауна и многих других).

За антивоеным движением следили, их письма вскрывали, их телефоны прослушивали, их шантажировали.

Их дискредитировали, распространяя о них фантастические слухи (знаменитой кинозвезде Джейн Фонде пытались пришить намерение убить президента Никсона, другую кинозвезду - Джин Сиберг - затравили до смерти: довели до нервных припадков, из-за чего у нее родился мертвый ребенок, а сама актриса покончила жизнь самоубийством). 

В антивоеннми организации толпами засылали провокаторов (чего стоит одна история агента ФБР "Томми-Путешественника", который последовательно в университетах Корнела, Сиракуз и Буффало снабжал студентов оружием и обучал им пользоваться, а также делать "коктейль Молотова" и организовывал затем нападения на призывные участки, - после чего ребят, естественно, винтили и сажали на всю катушку).
Были созданы целые подставные организации ("Комитет по распространению социалистических идей в Америке", "Кадры Красной Звезды", "Красный коллектив" и др.).

 

Репрессивные приговоры и законы

Активистам антивоенного движения обычно выносились максимально жестокие приговоры. 

В их лице правящие круги видели большую опасность, чем в преступлениях уголовной мафии. 

По словам одного из высокопоставленных чиновников министерства юстиции, приведенных 25 мая 1971 г. в газете «Нью-Йорк тайме»,

«организованная преступность совершает акты насилия только ради удовлетворения cвоей алчности», а противники войны «отвергают принятое в обществе понимание закона и преступных действий, это люди, которые хотели бы ниспровергнуть общество, в котором мы живем».

В 1970 г. были приняты новые законы против организованной преступности, которые фактически позволили расширить преследование активистов демократических движений, объявляемых уголовными и даже «особо опасными преступниками» 

Этими репрессиями власти хотели запугать участников антивоенного движения и одновременно создать искаженное представление об антивоенных активистах как об уголовных преступниках.

Одновременно под напором массовых антивоенных выступлений 1968—1969 гг. правительство вынуждено было маневрировать. 
Именно с этих позиций и следует рассматривать принятые администрацией Р. Никсона меры, направленные на постепенное окончание американского военного вмешательства в Юго-Восточной Азии.

Это политика «вьетнамизации», поэтапный, очень медленный вывод американских сухопутных войск из Вьетнама, реорганизация системы призыва — введение лотерейного принципа и сокращение нормы призыва, отставка заслужившего ненависть молодежи главы службы призыва. 

Не случайно и го что впервые Р. Никсон упомянул о полном выводе из Вьетнама американских войск в речи 3 ноября 1969 г., т. е. после октябрьского «моратория» и в предвидении ноябрьских выступлений, в той самой речи, где он апеллировал к «молчаливому большинству», которое в отличие от «горластого меньшинства» якобы полностью поддерживало политику президента во Вьетнаме.

Цель Никсона была очевидна: оказать давление на колеблющихся и изолировать боевых активистов от массы американцев.

B усилия по созданию искаженного представления об антивоенном движении как о чуждом политическим традициям США внесли свою лепту и средства массовой информации, которые замалчивали антивоенные выступления и одновременно вовсю раздували отдельные эксцессы со стороны его участников, оправдывая действия полиции, агентов ЦРУ, ФБР как «самозащиту» общества от «анархизма» противников войны.

Однако ни внутренние трудности, переживаемые движением, ни политика правящих кругов не привели к свертыванию антивоенного протеста. 
В 1970 г. Р. Никсона, куда бы он ни приезжал, повсюду встречали демонстрации протеста; в Сан-Хосе (штат Калифорния) его даже забросали камнями, яйцами, овощами —\
«впервые в истории толпа совершила физическое нападение на президента США»

Ярким проявлением стремления масс к миру стала бурная реакция на вторжение вооруженных сил США на территорию Камбоджи в конце апреля 1970 г. В Вашингтон направлялись многочисленные делегации, чтобы выразить протест непосредственно президенту и конгрессменам. Значительная группа государственных чиновников подала в отставку.

В конгресс были внесены антивоенные законопроекты.

Мощное давление со стороны антивоенно настроенных масс сказывалoсь и на работе конгресса. В 1969 г. в конгрессе было поставлено на го-лoсование 5 законопроектов, направленных на скорейшее окончание вой-ны, а в 1972 г.—уже 3562.

 

Последствия

В конце концов репрессивная система оказалась сильней. Сопротивление частично было подавлено к середине 70-х годов.

Молодежное движение целенаправленно наркотизировали, как нпример агент ЦРУ и ФБР, участник программ "Наоми", "МК-ультра" и "Программа ЛСД", так как это делал "апостол психоделической революции" Тимоти Лири ради этой "святой" цели даже в подполье к "уээерменам" уходил и на базу "Черных пантер" в Алжир ездил.

Наркотик ЛСД стал универсальным средством подавления протестов, с тех пор началась наркотизация западного общества

 

Они и и добились огромных успехов , ФБР позже гордо констатировало в своих отчетах, что вчерашние расшататели порядка, пристрастившись к ЛСД, стали совершенно аполитичны и безвредны.

Организации мятежников методически стравливали друг с другом (например, "Черных пантер" и "Студентов за демократическое общество", "Черных пантер" и "Объединенных рабов" и т.д.),.

На них натравливали уголовников (в рамках программ "Коинтелпро" и "Завязывание глаз") и специально созданные ФБР ультраправые организации (такие, как "Национальный союз рабочих комитетов" и "Организация секретной армии") 

Наконец, их просто убивали (только в ходе программы "Коинтелпро" и только в 1969-70гг. было убито 30 лидеров и видных активистов одной только Партии "Черная пантера").

Спецслужбы стремились расколоть антивоенное движение и они достигли в этом успехов, ими были совершены десятки убийств оппозиционных лидеров


Заодно пытались приручить, зазывали на "руководящую работу" в Демократическую и Республиканскую партии, настойчиво убеждали, что вся контркультура сводится к пригодной только для дебилов формуле "drugs, sex and rock'n'roll" и активно навязывали им в качестве "положительной программы" борьбу за охрану окружающей среды (экологическое движение) .

Сам лидер ультраправых Б.Голдуотер поставил "зеленых" в пример "красным" и "черно-красным". 

Кое-чего сопротивляющаяся общественность добилась: были

--отменены расовые ограничения

--была отчасти демократизирована высшая и средняя школа

--было предоставлено избирательное право 18-летним

--была прекращена война во Вьетнаме

--был подорван авторитет American Way of Life и идеал конформизма

--была отменена всеобщая воинская обязанность

 

Америка смирилась с рок-культурой, "параллельным кино", байкерами и правом ходить в джинсах и свитерах, а не в костюмах-тройках, носить бороду и хайр, жить в коммунах и т.п.

Но в целом "атаку из будущего" американское буржуазное общество отбило и перед "молодежной революцией" устояло (об этом с горечью написала М.Мид в год своей смерти, в 1978г., во втором издании "Культуры и преемственности"). 

Ничего удивительного, общество состоит не из одной молодежи, да и не вся молодежь была "социальным бульдозером" (бунтарей было в лучшем случае до 30%), а еще нужны были правильная тактика, экономические предпосылки (это еще Маркс знал) и отсутствие страха перед насилием.

 

С тех пор прошло почти полвека, антивоенное движение было подавлено.Многие борцы за мир не пережили те дни, многих упекли в психушки, многих посадили в тюрьмы.

Те кто избежали этой участи предали свои идеалы, отказались от борьбы за мир и стали американскими "яппи", ориентированными на "американскую мечту"--красивую карьеру и денежную прибыль.

Но все это было не зря, потому что американское общество надавив на власть, буквально заставил её прекратить войну в Вьетнаме как можно быстрее.

Неизвестно чем это все для них кончилось бы не прислушайся власть к своему народу, ситуация была близка к революционной.

Источник: yablor.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

Kai Metov

комментирует материал 27.12.2015 #

После этого американцы зажрались и перестали воспринимать чужую беду, как свою... теперь СМИ указывают им против кого бороться.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland