Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

СЕМЬЯ или КОРПОРАЦИЯ? часть 1

 

ВНУТРИЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ КОНФЛИКТ, ЛЕЖАЩИЙ  

В ОСНОВЕ ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛА, КУЛЬТУРЫ И ЭКОНОМИКИ 


Понимая суть современного исторического конфликта, определяя правильно его стороны, можно понять и современную политику, и историю  вообще. Это кажется очевидным, как и то, что в современной науке попыток этому сделано уже немало... В основном бесполезных, заумных и скоропортящихся.

В данном материале осуществлена посильная попытка обозначить основу современного общественного конфликта, который, на наш взгляд, имеет то самое современное значение,  возможно  даже большее, чем можно подумать на первый взгляд.

Современный конфликт уже не может быть описан классовыми, формационными, национальными, религиозными или другими устаревшими концепциями из прошлого, так как общество, начиная с конца ХIХ,  подверглось глубочайшей социально-экономической и политико-культурной трансформации, связанной с глобализацией мирового рынка, глобализацией средств производства и ровно такой же глобализацией права частной собственности на эти средства, уже на основе научно-технической революции. Той самой, НТР, открывшей небывалые, по сути, безграничные технологические возможности эксплуатации человека природы, человека человеком, сословия сословием, касты кастой, одного типа людей другим, одного государства другим государством и т.д. Процесс глобализации можно назвать и окончательной победой империализма, всё равно, реальность от смены названий и имён не меняется.

Это конфликт, достигший своего принципиального уровня, между исторически сложившимися формами общественной жизни, лежащими в основе институтов государства и бизнеса как изначальных и сохранивших до сегодняшнего дня, свои, присущие только им «монополии» в общественной жизни, т.с. сквозь, все социальные битвы прошлого за ресурсы. Все остальные формы отмирали в процессе естественного отбора социальных битв, как нежизнеспособные. Конфликт этот носит общечеловеческий, цивилизационный характер. 

Более того, этот конфликт на наш взгляд, имеет самое прямое отношение ко всем т.с. «революционным» событиям, происходящим сегодня на окончательно «глобализующихся» территориях, в том числе, таких как Украина и Россия.  Их общественно-политические системы, оказались заложниками мирового рынка и национальных экономик, кооптированных в мировую систему распределения благ, в качестве ресурсно-сырьевых и демографических доноров, и потому испытывающих чудовищную по скорости и глубине трансформацию. Даже более того, на наш взгляд, он является ключом к пониманию драматически сложных политических процессов, протекающих у нас перед глазами,  в наших областях и регионах, бурлящих особой «местной» политической  жизнью.

С одной стороны, совершенно очевидно, что в псевдореволюционном сдувании протестной энергии масс, накопившейся в обществе, в результате большого приватизационного отчуждения национальных ресурсов от большинства общества, заинтересованы все основные участники, Как западная метрополия - основной выгодополучатель, так и местное рыночное «государство», сплав олигополии и силовых структур. В результате такой исторической коллизии, единственным логичным выходом энергии социального недовольства большим бизнесом на "костях" наций, кризисом для одних и сверхприбылями других, является перенаправление её против наиболее слабого, и лишнего звена глобализации - против самих же местных т.с. официальных властей, по принципу организации «собственных свержений». С другой, в этом ли  основной смысл флеш-моб революций и «перемен без перемен» происходящих в колониях мирового рынка и под управлением самого этого мирового рынка? 

Единственное, чем эти флеш-революции неизменно сопровождаются, во всех их спокойных и горячих вариантах, от цветной и бескровной, до балкано-терроризирующей, это дальнейшим ослаблением и деградацией института государства, используемого как клапан-переходник. А также развитием разнообразной поместной политической паразитологии, то есть сословий, паразитирующей как на левом, как и на либеральном и националистическом  революционизме... Глобальная буржуазная революция, благодаря её искусственной подпитке, ставшая перманентной, и перманентная национальная буржуазная революция, на современном этапе глобализации, слились в один невидимый фронт борьбы с собственными народами, государствами и системами, а точнее борьбы с социальной революцией, за счет энергии которой они только и могут существовать. Так как на самом деле, именно социальная революция лежит в основе развития общества, а не какая либо другая, техническая, культурная и т.д. Речь идет об обуздании социальной революции и принуждении её крутить вал антисоциальной системы, именуемой частная собственность..

«Естественность» подобных революций, проводимых исключительно с обеих заинтересованных сторон, глобальных буржуа и национальных буржуа, достигается массированным воздействием СМИ, поддержанием традиции свободной рыночно-демократической реальности, которой на самом деле не существует и никогда  не существовало.  Естественную необходимость социальной революции заменяют на искусственные «перезагрузки». Ситуация зашла слишком далеко, чтобы говорить о противостоянии классов,  давно и успешно растворившихся в кислоте глобальной корпоративной культуры и геополитике самых высоких технологий.

Мы же будем говорить о конфликте более глубоком и системном, и более принципиальном, чем даже классовый конфликт. 

Речь пойдет о конфликте между семьей и корпорацией, между государством и бизнесом, как между универсальными формами общественной жизни, сохранившими сквозь все перипетии свою ценность и практическое политическое значение.  

На современной политической сцене, на самом деле, сегодня не классы и не религии, и даже не государства и монополии, а семья и корпорация, со своими ценностями, этикой, историей и притязаниями на будущее. За первой биология, история, традиции, инерция за второй все остальные ресурсы обществ, перешедших к ней в результате приватизации. 

В защите своих интересов столкнувшихся теперь, уже непосредственно с человеком и его репродуктивной инстинктивной природой, как части всей природы.

Иными словами на пути корпораций  в их дальнейшей приватизации окружающего мира, встали самые мощные и самые древние соперники – социальные репродуктивные инстинкты человека, окаймленные государством. Этот конфликт, сегодня, в преддверии большого экономического кризиса, приобретает самое принципиальное значение для общества. Современные научно-технические достижения позволили перенести область битвы в самые сокровенные области, в святая-святых – в репродуктивную, социополовую сферу человека. Где раньше официально господствовала либо церковь, либо государство, либо иной комплекс морально-этических норм, утверждаемый сложившимися и не особо отличающимися от церковных традициями брака, теперь вершат дела институты по социально-половой инженерии.  Монополя на репродуктивность человека - последняя монополия, которой корпорация, как современная универсальная форма общественной жизни людей пока не в состоянии обладать и не сможет обладать в ближайшем будущем, даже если это будет технологически возможно, в силу слишком медленно изменяющегося человека. Совершенно не ясно на какой экономической  основе будет жить новый репродуктивный комплекс, приходящий на замену семье и скорее всего принимающий образ всё той же корпорации.

По сути в данном материале будет предпринята попытка  философского, политического и социокультурного соединения пола и экономики, и их современного противодействия в результате исторического обособления на семью и корпорацию.   

Нас, Россию и Украину, исторически и традиционно отличает от устоявшихся и накатанных процессов в западной метрополии, как всегда то, что скорость, с которым этот цивилизационный конфликт у нас развивается, (как это было всегда, включая знаменитое развитие «капиталистических отношений» в России начала ХХ века),  виден во всём своем блеске, масштабности и грандиозности.

Как представители национальных культур, с исторически сложившимся геном общинности, культур, которые слишком быстро умерщвляются глобализацией, мы ещё можем отчетливо видеть резкие контуры метаморфоз и трансформаций нашего общества, связанные с этим конфликтом, который, судя по спешке, выходит на финишную прямую…

 

СТРАННОСТИ ОН ЛАЙН

 

Кто не слепнет от блестящих политических упаковок различных интеграций с западной метрополией, тот ещё может заметить, как по странам планеты шагает скандальная, но очень креативно обставленная  политика  новых "общечеловеческих" ценностей: толерантности и феминизма, суррогатного материнства и движения childfree, транссексуализма и «гендера», благодаря которому есть пять полов, обладающих своими отдельными правами.  То есть глобализация, сопровождается не только  распространением брендов, денег, услуг, языка, политики, моды и пр. что нами, благодаря пафосу из СМИ, и за неимением ничего лучшего, воспринимается как прогресс (во всяком случае, пока), как достижение «мирового разделения труда» и прочее. Но и таким, что трудно объяснимо, что порождает наше недоумение, недоверие, а порой и страх, как у островных аборигенов сделавших первые глотки «цивилизаторского» алкоголя, под молитву о райской «загробной» жизни миссионеров с Запада.

В таком нашем мироощущении доминирует общая для всех, урбанистическая инфантильность и несамостоятельность современных  снобов, запертых как «вещи в самих себе», и  живущих в нишах многоэтажных обществ, как на медленно и красиво тонущих Титаниках.

Пассажироподобность такой нашей «независимости» и «свободы», поддерживается ежесекундно, благодаря СМИ, в режиме он-лайн. Он-лайн - вот краткое и современное выражение нашего отчуждения от реальности: технично, современно и… очень далеко от истины.  Причем самой большой проблемой этого многоэтажного обывательского общества является даже не экология и не экономический кризис, а колоссальная масса обывателей достигшая своего эсхатологического количества, и её чудовищная инерция, тогда как, судя по всему, очень скоро (по историческим меркам) ей придется менять буквально всё в своей жизни. У массы исчезла поведенческая и мыслительная логика вида, рода, а есть болезненная логика придуманной индивидуальной свободы, что делает её неуправляемой для самой себя, и управляемой извне. 

Живущие по инерции традиций, мы мало интересуемся странными модернизирующими «концепциями» социальной инженерии, гендера и ювенального права, проходящими мимо и широко использующимися для принятия реальных политических и управленческих решений в Европе и странах Нового Света – центрах западной метрополии. На очереди, стремящиеся слиться с мировой цивилизацией, в едином экстазе и наши страны бывшего СССР, такие как Россия и Украина. И хотя постсоветская инерция поколений пенсионеров и их изрядно испорченных Интернетом, постсоветских внуков, еще оказывает психическое (или духовное, если так звучит лучше) сопротивление подобным новшествам, но судя по всему временное..

Невзирая на обилие научных институтов, писателей, и, казалось бы, сверхсовременный понятийный аппарат, в рациональном объяснении многих реформаторских явлений социополовой сферы общественная мысль отстает дико и катастрофически. В то же время, именно концепции гендера и прочего, достаточно спорного и для обывателя эпатирующего, как-то незаметно стали, чуть ли не главными  идеологическими основами деятельности мировых организаций, таких как ЮНЕСКО, ООН и др., «почему-то» связывающих демократию и свободу только лишь с финансово-экономическим либерализмом и… гендерным «многообразием» полов. Такое «ретро» как, типа право на труд, право на доступное медицинское обслуживание, право на достойный уровень жизни, свободный доступ к средствам жизнеобеспечения, и пр. либо уже не существуют, либо дико выворачиваются наизнанку, с навешиванием маргинальных ярлыков левого экстремизма-коммунизма.  

То есть глобальная демографическая политика оперлась на непонятные и слабо описанные официальные концепции социальной инженерии, что дает пищу для фантазии и закономерных подозрений.

В итоге деятельности массы обильно финансируемых организаций и политических лидеров, мы наблюдаем культурные «странности», отчета которым дать просто не в состоянии. Политиков заставляют участвовать в гей-парадах, как будто это чуть ли не единственный важный показатель их управленческой эффективности. Феминистки, оказываясь проворнее даже самих террористов, беспрепятственно проникают через самую плотную охрану, чтобы оголиться под заранее ожидающие их телекамеры. Террористы же, наоборот, взрывая обывателей в продуктовых супермаркетах и метро, среди кетчупа и сосисок, и позируя потом в теленовостях, ничего толком от этих несчастных обывателей не требуют. Власти, с озабоченным выражением лиц, организовывают тотальное видеонаблюдение за суетящимся населением, якобы для обеспечения его безопасности, а на экранах - женщины с бородой, и мужчины с грудью, поющие гермафродиты (или те, кто им уподобляется для промышленного эпатажа) рвутся на эстраду, в пику бдительным и высоконравственным правозащитникам. И когда вопреки всем  чинимым  им препятствиям, и под гул корпоративных СМИ, вопиющих о нарушении прав… сексуальных меньшинств,  гермафродиты, наконец, побеждают в борьбе за свои права, они поют и танцуют, -  все аплодируют победившим… демократическим ценностям... 

Уже со школ детям раздают  кредитные карточки, параллельно объясняя, что такое гомосексуализм. А потом, что он нормален. На уроках биологии учат пользоваться презервативами и не отличать, мальчика от девочки, думая, что именно этим борются за равноправие полов. Очевидно, современная педагогика, точно знает, что будет главным в будущей жизни: кредитки, презервативы и бесполое общение… Интернет полон порно, в том числе детского,  но его столько же, сколько гуманитарных фондов, политиков и организаций по защите прав детей и общественной морали… 

Назвать объективной и адекватной реакцию самой общественности, методы её т.с. "сопротивления" тоже нельзя. Аморальность и бездуховность современного мира, пытаются победить эмоционально-нравственным… переживанием небольших групп по "духовным" интересам. В крайнем случае, апелляцией к окончательно коммерциализированным и заполитизированным власти и церкви. Мораль и нравственность превратились в невыгодные сферы капиталовложений, они перестали быть особыми «ценными бумагами» необходимыми для реальной каждодневной жизни ощества, и которые могут «обеспечиваться» только реальными активами, а не декларациями и предвыборными обещаниями бесконечных политических марионеток, сменяющих друг друга на политическом подиуме.

Все эти проявления глобализации, у смотрящих в окно пассажиров, стойко вызывают неприятное чувство всеобщего легкого  помешательства и даже страха (типа сартровской "тошноты") как перед мистической силой.

За этой «модернизацией» пола и семьи, чаще всего просматривается всего лишь их банальная и тотальная либерализация. То есть либерализации-легализации теперь подвергается всё то, что уже непосредственно касается нас, нашей личной, интимной жизни, нашего социально-биологического появления на свет, а не только экономических абстрактных отношений, которые, став глобальными уже окончательно вышли из под  общественного контроля.

То, что раньше считалось антисоциальным, или оценивалось не иначе как психическая болезнь, патология, девиантность, теперь, в режиме отчуждения от реальности он-лайн,  является обязательным элементом демократии и свободы личности. То, что раньше считалось религией или идеологией, теперь всего лишь субкультура. А то, что может быть низвергнуто до уровня субкультуры, всегда может быть технологически разложено на управляемые элементы… Современное управление требует разложения.

 

ГЛОБАЛЬНАЯ КОРПОРАТИВНАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

 

Когда  говорят  «глобализация», чаще всего представляют свое и разное. Одни думают, что это что-то из области культуры, языка, коммуникаций, другие связывают глобализацию сугубо с экономикой, деньгами или финансами, третьи говорят о глобализации больше как о военно-политической взаимозависимости всех и вся от всех и вся и т.д.  Есть и те, кто отчаянно берется всё это соединить в сложную и громоздкую интеллектуальную конструкцию. 

Возможно, это имеет смысл,  и даже так и есть, но лишь отчасти.

На наш взгляд, и понимание этого важно для понимания изначально указанного конфликта семьи и корпорации, глобализация это, прежде всего, глобальное расширение права частной собственности на все новые и новые сферы общественной жизни, то есть это процесс  расширяющейся приватизации, присвоения  все новых и новых внешних и внутренних источников жизненных ресурсов.

Тезис этот требует пояснений.

Действительно если посмотреть под таким универсальным углом, мы увидим не просто приобретение активов в частную собственность, и даже не общефилософский процесс присвоения человеком природных ресурсов, а нечто многогранное, глубоко трансформированное и постоянно исторически развиваемое человеческой цивилизацией в разных направлениях. То есть главным изменением в структуре обществ и государств, попадающих в многоликий процесс глобализации, является расширение, видоизменение и углубление приватизации-присвоения. То, что было общественным, становится частным, то, что было частным, перераспределяется, уже на более высоком частном уровне, то, что было и могло быть исключительно  общесоциальным, становится исключительно корпоративным.

Природная среда, средства производства, финансовые ресурсы, наука, культура, искусство, СМИ, образование, медицина  и пр. исключительно все становится объектом приватизации и рынка, и значит областью корпоративных интересов. 

Нам нет смысла останавливаться на приватизации непосредственно, на местах, это вопрос избитый, полный текущей газетно-телевизионной суеты и драматизма. 

Мы должны уяснить себе следующее: то, что для одних приватизация, приобретение, вовлечение в сферу их долговременного жизнеобеспечения и оборота, для других всегда отчуждение, потеря, деградация вплоть до исчезновения. Это аксиома, которую нет смысла доказывать: присваивая природу человек, отчуждает её от другого живого органического мира,  а приватизируя средства производства, землю, завод или ферму, он отчуждает её от других членов своего общества. Таким образом, глобализация – это, по сути приватизационный процесс глобального отчуждения массы людей от средств  производства.

Кроме того, он сопровождается одним, крайне неприятным явлением.  Дело в том, что отчуждаясь от средств производства, лишаясь непосредственного контакта с ними в той или иной общественной форме, человек отчуждается на самом деле и от их сопутствующих институциональных спутников: науки, СМИ, информатики, прогнозного моделирования жизни, и т.д., без чего современная жизнь общества, управление ею, и поддержание ее, уже просто невозможно. А в  условиях мировой либерально-рыночной системы, стали предметом небывалых в человеческой истории спекуляций и почти апокалиптического шантажа.

Тут можно привести достаточно свежее но недостаточно оцененное свидетельство такого глобального отчуждения.

 

ТАЙНА ИСПОВЕДИ КОРПОРАТИВНОГО  КЛЕРКА

 

Когда в 2004 году в свет вышла книга Джона Перкинса "Исповедь экономического убийцы", дописанная им и изданная под впечатлением событий 11 сентября, широкого, имеется в виду официального обсуждения в странах бывшего СССР, она не получила, хотя заслуживала того.

В книге речь шла о глобальных клерках транснациональных корпораций, разъезжающих под прикрытием спецслужб по всему миру, с фиктивными «научно-экономическими» проектами, и где добровольно, а где и взятками, а если надо то и угрозами и шантажом, навязывающих развивающимся странам кабальные инвестиции и соответствующие им  реформы. После драматичного 2007 года, с обострением мирового финансово-экономического кризиса, тема описанных Перкинсом  консультантов частных компаний, т.н. «экономических убийц» курсирующих по миру, отошла на задний план. 

Если изложить кратко, то всё выглядит примерно следующим образом. Международные финансовые структуры, типа МВФ, МБРР и прочие, учредителями которых, как известно, являются крупнейшие частные банки, корпорации, и пр. под видом национальных инфраструктурных проектов  для якобы развития «развивающихся экономик», закачивают в слаборазвитые страны (или предварительно ослабленные, такие как страны бывшего СССР) так называемые "инвестиции". Не что иное, как долгосрочные, миллиардные кредиты.

Государства, модернизировав и понастроив что-нибудь у себя, очень капиталоемкое и высокотехнологичное, украсив политические фасады и вывески, пустив пыль в глаза собственному электорату, закономерно оказавшемуся в бесконечной долговой кабале, с зависимой и коррумпированной на «дармовых» деньгах властью и фактически разрушенной национальной промышленностью, сельским хозяйством и финансовой системой, приобретают иные геополитические свойства. Они теряют традиционную экономическую и политическую суверенность, способность к самостоятельному государственному воспроизводству, а сказать проще – добровольно становятся колониями современного постиндустриального буржуазно-демократического типа, одними из многочисленных сырьевых и людских доноров мировой финансовой гегемонии, рассредоточенной по всему миру.

Подобные «инвестиции» не предполагают возврата долгов вообще, утверждает Перкинс, это не главная их цель. Что же касается кредитов и денег, то их, электронных, можно  по необходимости «напечатать» столько, сколько нужно будущему банкроту - одним нажатием клавиши на специальном компьютере. В случае неповиновения или чинимых препятствий таким «развивающим инвестициям и сопутствующим им реформам с боку новоявленных национальных лидеров, последних ждёт обструкция и изоляция, как со стороны внутренних доморощенных «оппозиционеров», так и извне. То есть, их ждут жестокие ограничения и санкции, «революции» и пр. вплоть до военных вторжений, под промывку мозгов по ту и эту сторону океана средствами массовой информации о необходимости борьбы с диктаторскими режимами за демократию и свободу, за принуждение к миру и соблюдению прав человека в этих странах.

Инвестиции, пишет бывший «экономический убийца» Перкинс, статистически декларативно увеличивают долларовый эквивалент валового национального продукта, замкнутого на международные финансовые структуры и немногочисленную касту местных корпоративных собственников, но постоянно и методично уменьшают долю суверенного совокупного национального дохода, номинированную в национальной валюте. Естественно возникающая задолженность перед внешними кредиторами автоматически ложится на бюджет, а значит, автоматически негативно сказывается на уровне медицинского обслуживания, на работе правоохранительных органов, системы образования и пр., то есть на всем комплексе социального обеспечения и государственных функциях - основных обязательствах национального государства перед своими налогоплательщиками. 

Возникает причудливая, полная драматизма социальная ситуация, когда всё то, что жизненно и рационально для одних, а конкретно, для финансовых центров и мультинациональных корпораций, смежных контор, обслуживающего персонала и пр. оборачивается разрушительной иррациональностью для других – национальных государств, их бюджетов и внерыночного населения. То есть институтов семьи и государства.

Используемая местными политиками всех уровней, ставленниками большого бизнеса, риторика о необходимости «экономического роста», причем всеми правдами и неправдами, только ретуширует проводимую ими экономическую политику, более напоминающую государственную измену, чем госуправление.

В этом, а не в стремлении что-то там улучшить или модернизировать по Европейски, скорее всего и состоит одна из важных причин ряда скандальных медицинских, образовательных и правовых реформ проводимых в странах бывшего СССР и направленных на сокращение социальных расходов, вызванных, прежде всего, банальной нехваткой бюджетных средств, снижением налоговых поступлений от насмерть закредитованной национальной экономики, постепенно и методично перестающей быть не только «национальной», но и вообще – быть....

Можно усомниться в полной искренности Перкинса, в неожиданно проснувшейся совести у бывшего «экономическо убийцы», по его признанию, завербованного спецслужбами и косвенно приложившего руку к разрушению не одной суверенной страны, ее экономики и экологии, однако то, над чем он слегка  приоткрыл завесу, заслуживает внимания. Эффективный способ современного экономического паразитирования военно-финансовой империи на национальных ресурсах всего мира им описан достаточно свежо, правдоподобно и компетентно. Во всяком случае, достойных возражений до сих пор не последовало, и, судя по всему, вряд ли уже будет, так как картина описанная Перкинсом имеет исторические аналогии разного масштаба, допустим небезизвестный план Маршалла, спасший США от кризиса перепроизводства денег и товаров - классического кризиса частного капитала, который всеми был ожидаем и наблюдаем . 

СМИ, из инсайдерских откровений Перкинса, сделали интеллектуальную эстетику, тогда, как логичнее было бы делать политику.  

С момента описываемых в книге Перкинса событий, прошло достаточно времени, чтобы с уверенностью сказать: в глобальных масштабах и в национальной экономической политике отдельных стран, по сей день перекредитовывающихся в международных финансовых учреждениях, всё для того же «стабильного экономического роста» (в том числе и путем продажи суверенных ценных бумаг, как это опять недавно предприняла майданная Украина, разместив свои евробонды на фондовом рынке Европы, и которые там (!) их выкупила Россия...), мало что изменилось.

Напуганные 2007 годом, финансисты плотнее скоординировали свои ряды, выталкивая из строя самых глупых и непрактичных, а политические телодвижения финансируемых национальных элит стали более осторожными, так как их зависимость от лояльности к ним мировых  финансово-кредитных структур, стала даже больше, чем это было каких то лет десять назад. 

 

Признания Перкинса достаточно реалистичны. Особенно если выглянуть в пассажирское окно и честно посмотреть на происходящее с вашей собственной страной. К нашей теме противостояния семьи и корпорации, имеет самое непосредственное отношение, так как только процесс приватизации – отчуждения мог обеспечить такие спекуляции под видом научно обоснованных инфраструктурных проектов.

Тут как раз стоит обратить внимание на обстоятельство, казалось бы, очевидное, но которое потом будет нами использовано уже в другом контексте – это тотальная зависимость современного человека от такой новой социокультурной и политэкономической формы жизни общества как корпорация. Разве были бы возможности корпоративных клерков столь внушительны и универсальны, не обладай они силой и поддержкой направивших их в приватизируемый мир, структур – различных отраслевых корпораций? Разве были бы их действия столь эффективны, не встречай они точно такие же частные корпорации, только поменьше, но уже на «инвестируемых» рыночно развиваемых территориях, с которыми у них единая антропология бизнеса, язык и ментальность глобальных рыночников, в отличии от остального местного большинства, традиционно и терпеливо ждущего манны небесной, от своего  нерадивого государственного руководства?

Кто научно, информационно и «специфически» обеспечивал подобную «инвестиционную» деятельность?  Масса спецслужб, научно-исследовательских институтов, армия СМИ и прочие и прочие и прочие – по сути такие же бизнес-корпопрации, делающие свой гешефт на услугах большим агентам  мирового рынка.

Еще в 1998 году евродепутаты от Германии Г.-П. Мартин, Х. Шуманн в своей нашумевшей книге «Западня глобализации» написали следующее:  «Чем больше страны зависят от доброй воли инвесторов, тем больше правительства вынуждены потакать привилегированному меньшинству, располагающему значительными финансовыми активами. А интересы этого меньшинства всегда одни и те же: низкий уровень инфляции, устойчивая внешняя цена валюты и минимальное налогообложение доходов от инвестиций. Не вдаваясь в объяснения, верующие в рынок всегда отождествляют эти цели со всеобщим благоденствием. Но в контексте глобального финансового рынка такая позиция суть идеология чистой воды. Тесные финансово-экономические связи между странами вынуждают последние соревноваться в снижении налогов, сокращении общественных расходов и отходе от принципов социального равенства, что приводит лишь к глобальному перераспределению от тех, кто на дне, к тем, кто на вершине. Вознаграждаются все те, кто создает наилучшие условия для крупных капиталовложений, а над любым правительством, сопротивляющемуся этому, закону джунглей, нависает угроза санкций».  

Если рассматривать процесс, описываемый Перкинсом в целом, и сопоставить с другими подобными заявлениями, можно сделать вывод, что финансовые «инвестиции», мировая валютная система, система фондов и поддерживающих их банков, это и есть тот самый финансовый инструмент приватизации – отчуждения, материальных ресурсов  на глобальном уровне, то есть глобальная финансовая система,  есть не что иное, как  инструмент глобальной приватизации.

К этому мы ещё  вернемся, когда начнем рассматривать основной конфликт. Но сначала приведем пример другого похожего явления, в несколько другой сфере, но имеющий ещё более близкое положение к  искомым причинам искусственной трансформации пола и  семьи, проводимые искусственно глобальными международными институтами, то есть, теми же заказчиками, что и породили науку «экономического киллерства». 

Так, если с экономическими инвестициями, подчиняющими экономики стран мира глобальным финансовым центрам, дело обстоит более-менее ясно, то с "инвестициями" культурного, правового характера, внедряемыми и продвигаемыми точь-в-точь такими же заезжими «консультантами» с их цивилизаторскими реформами, затрагивающими гуманитарные основы жизни обществ, трансформирующими воспитательный процесс, ментальность,  пол, семью, традиции и самосознание, дело обстоит туманнее... И тут аналитика ярлыков и гипостазирования, интеллектуального мифологизирования, с использованием статистики «для научной убедительности» нам совершенно не помогут, так как быстро становятся очередным бесполезным информационным мусором, которого уже достаточно в инфопространстве.

Приведем пример Украины, её реформирования юстиции для несовершеннолетних, говорящий о том, что тема разъезжающих по миру глобальных клерков, консультантов – реформаторов из частных корпораций, себя не исчерпала, а вопросы искусственного трансформирования традиционных правовых институтов общества - семьи и брака, раскрывает в новом ракурсе.

 

КАНАДСКИЙ ВЕЛОСИПЕД И ЮРИСТЫ-АБОРИГЕНЫ

 

В апреле 2013 года, одна авторитетнейшая украинская газета, имеющая  популярный и хорошо продаваемый в последние годы «кризис-аналитический» имидж, напечатала странное интервью, посвященное проблемам украинской детской преступности и системе правосудия для малолетних преступников. Материал отдавал скучной казенностью, по типу: да есть проблемы, но под нашим контролем все будет хорошо… и вообще все могло бы быть и хуже,… если б не мы…

Странным же было то, что роль чиновника-докладчика на тему ситуации с украинскими детьми взяла на себя некая Таня Сенфорд-Аммар, гражданка Канады, и по умолчанию  - специалист по детской криминологии и гуманитарный миссионер-реформатор с цивилизованного Запада. Это интервью, было её отчетом, как руководителя совместного украино-канадский проекта "Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних"(«TheJuvenileJusticeReformProjectinUkraine» - UJJRP), о проделанной в Украине работе.

В докладе всё как полагается  - статистические данные, причины преступности, рассказ о моделях и нововведениях, а также указания дальнейших направлений реформы юстиции для украинских подростков, конфликтующих с законом. Одним словом, внешне и в целом, все вполне благопристойно и убедительно, не к чему придраться. Особенно учитывая привычный филантропический пафос, как под копирку, всех гуманитарных миссионеров на дикий постсоветский восток со времен ЮНЕСКО: радение за цивилизационные ценности, общемировые стандарты, призывы к гуманизму (в том числе во всем мире!), а также стандартные, но далеко идущие (!)  предостережения о необходимости защиты демократии. Имеется в виду в Украине.

Между строк, правда, получалось унизительное: в самой Украине данной темой, некому заниматься, нет отечественных институтов и специалистов. Вот и остается, что специалистам-консультантам из далекой Канады налаживать работу. Финансирование данной программы  производится тоже за счет внешнего источника - компанией Агритим Канада Консалтинг Лтд. (Agriteam Canada Consulting Ltd.) в сотрудничестве с Министерством Генерального солиситора и общественной безопасности Правительства провинции Альберта, при финансовой поддержке Канадского агентства международного развития…

Как говорится… Неблагодарная и не гламурная это тема – украинские дети преступники!  Пусть хоть так…

Возможно такую реакцию, скорее всего, и ожидали газета и Т.Сенфорд-Аммар, и Министерство Генерального солиситора  вместе с Канадским агентством международного развития.

И тут случилось неприятное: данное интервью заинтересовало двух украинских юристов, став предметом их исследования: насколько права и справедлива гражданка Канады в своих доводах и расчетах относительно украинских малолеток, конфликтующих с законом. Также украинцы задались вообще неожиданным для всех  вопросом - насколько оправдано применение канадского опыта в профилактике детских правонарушений  в Украине, то есть чем на практике, методологически и законодательно, обеспечивается  проводимая реформа. Как выразился полномочный представитель президента Украины по делам детей, т.н. детский омбудсмен (есть такой) по поводу реформирования политики государства в сфере семьи и детства, в том числе и по канадскому образцу в отношении малолетних преступников: «…Не надо изобретать  велосипед, надо просто использовать  передовой опыт передовых стран!», что в переводе означает,  аборигенское, т.е. «всё давно придумано без нас», только применяй. В любом случае, это очень напоминает лозунги «докризисного» прошлого:  приватизируй, вводи рыночные отношения и там … покатится само собой!

Неизвестно что вызвало подозрение у юристов-аборигенов, канадский велосипед или сомнение в нечто большем, чем просто передовой опыт Канады, но результаты исследования, вскоре были размещены на нескольких сайтах, в том числе сайте движения «Украинский выбор», Украинский Православный Комитет и др. и мягко говоря, вызвали в определенных кругах украинской общественности настоящий шок. Исследование базировалось на действующем законодательстве, официальных общедоступных источниках информации, которые легко можно было проверить любому желающему, поэтому украинская публика предстала перед реальной и очень неприглядной картиной...

 

АГРОЮСТИЦИЯ ДЛЯ УКРАИНЫ

 

Мало того, что гражданка Канады, корпоративный клерк Таня Сенфорд-Аммар, как оказалось, не имеет ни малейшего, не только юридического образования и практического опыта в сфере детской криминологии (как и в криминологии вообще), но и вообще какого либо правового или педагогического образования.

Более того, подписанные ею, как представителем…  сельскохозяйственной фирмы «Агритим Канада Консалтинг ЛТД» договора сотрудничества с Верховным Судом Украины, Высшим Специализированным Судом Украины, а также  рядом областных управлений МВД Украины, в целях помощи  реформирования украинского правосудия для детей, и внедрению ювенальных элементов юстиции, если выразиться максимально сдержанно  -  незаконны. 

Заключение Высшими органами судебной власти государства, каких либо договоров с коммерческой структурой, а тем более с иностранной, да ещё к тому же не профильной (!)), является грубейшим нарушением Конституции, а именно статуса независимости системы украинского правосудия, исключающего всяческое влияние на него извне.. Это то же самое, как если бы украинская частная фирма, допустим «Крымовощеторг» заключала бы договора с канадскими судами и полицией, на разработку и внедрение им, в Канаде, законов!

Это помимо других "нестыковочек" в докладе и деятельности корпоративного клерка- реформатора: недостоверность статистических данных, притянутых за уши «специалистом» Сенфорд-Аммар, у которой уже, видите ли, с первых шагов её реформирования, уровень детской преступности в Украине значительно снизился, а криминогенность в целом сократилась.

Украинские исследователи продемонстрировали, что  опыт и криминогенная статистика среди несовершеннолетних в самой Канаде (откуда родом руководитель проекта) и где система ювенальной юстиции давно используется (та самая, которую Сенфорд-Аммар продвигает в Украине, как передовую и эффективную, и на которую, как на канадский велосипед, пытается усадить украинское правосудие детский омбудсмен), никак не подтверждает её эффективность. Наоборот, она говорит о прямо противоположном, о её вредности и недопустимости с точки зрения науки, статистики, здравого смысла.

В исследовании также были раскрыты методологическое шельмование и натяжки, подтасовки общего и частного. Это когда в одних случаях система юстиции для несовершеннолетних в проекте  определялась как лишь система правосудия, имеющая строгий сегмент своего действия, то есть сугубо правовой, в других, выходила за рамки этого правосудия и накладывалась на весь комплекс политики государства, в сфере семьи и детства, образования и воспитания. В результате такой расплывчатости, становится непонятно, что для чего делается, а с реформами, параллельно, протаскивается много такого, что никогда не было бы ни одобрено, ни должным образом воспринято украинским обществом.  Речь идет о внедряемых в судебную практику либеральных элементах ювенального правосудия – медиации (примирения с преступником), ставящее закон в «волатильную» зависимость от того, для каких детей, тех или иных социальных слоёв, оно применяется. Избирательный гуманизм и такая же избирательная суровость, которая зависит от возможности их… оплатить. И всё это называется прогрессом, ценностями и реформами…

Кроме того, оказалось, что внедрение всяческих «пилотных» проектов в украинской системе правосудия в рамках программы  UJJRP, делается в обход законодательного органа, не говоря уже о  совершеннейшем игнорировании мнения традиционной общественности, давно и недвусмысленно давшей оценку ювенальным методам Европы и Америки.  Сенфорд-Аммар в  своем интервью газете,  самой было признано, что проект реформ не получил  одобрения в украинском Верховном совете и потому… «были избраны другие пути»!

"Другие" - значит попросту незаконные. Украинские юристы указали на недопустимость подобных правовых авантюр и «пилотных» экспериментов на Украине, проводимых таким способом и таким «специалистом», на поверку оказавшимся, к тому же ещё… работником канадских спецслужб, разъезжающим по миру, и с одинаковым рвением участвующим и в революционных событиях в Африке (Тунисе) и в реформировании детской юстиции Украины. По специальности  Сенфорд-Аммар филолог и теолог, и невзирая на свое отличное знание русского языка (факультет «русского регионоведения» - Russian-Area Studies и филологическая диссертация «Создание Криминальной России» написанная по результатам изучения российских СМИ) упорно общается только через переводчика, что наводит на мысль о её законспирированости.

Возможно после развала СССР, и не стоит  фокусировать своё внимание на этих остаточных явлениях холодной войны,  только почему так много вопросов возникает в её деятеьности на территории Украины?

Реформирование, проводимое глобальным клерком по гуманитарным вопросам Сенфорд-Аммар,  с помощью ангажированных иностранной «агрофирмой» украинских судей высшей инстанции, как отдельной судейской корпорацией внутри государства, давно и успешно стоящее над обществом и потому прикрывающих своими высокими должностями грубое нарушение Конституции, призвано создать в Украине качественно иной институт регулирования отношений в сфере семьи и детства, в отличии от национального. То есть, вместо исполнения существующего национального комплекса законов, худо-бедно прошедших легитимацию парламентом и его ответственного правоприменения, неким странным способом, извне, изменяется… сам закон.

Грандиозность подобного нарушения невозможно переоценить. Еще труднее объяснить украинскому обывателю, этому выгодно закоплексованному перед Западом участнику глобального обывательского сообщества, доверчиво глотающему шоу-политику из телевизора, как и  цивилизаторские культурные программы реформ и инвестиции по Перкинсу, что вряд ли всё это для него закончится чем-то хорошим… 

Продолжение следует...

 

 

Загружается, подождите ...
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com